для комментариев

Неимоверной пошлости пост

Что-что?
Да, именно так!
Верхняя запись — это вульгарность.
И полное непотребство.
Получается, могу себе позволить.

Здесь можно узнать, чьи каверзные ручки резвятся в этом журнале, а посмотреть на них — в моём инстаграме.
Понравилось? Оставайся! Подписаться на обновления этого блога можно, нажав на кнопку ниже.

для комментариев

16.07. Шесть часов пополудни

Лежала, вредничала, пила кофе (заваривали кофе два часа — сначала Дима промыл фильтр и засыпал свежий кофе, затем я налила половину воды и поставила новую порцию фильтроваться; наконец, неизвестный герой заполнил резервуар для воды до конца и — о боги — нажал на кнопку). Командная работа — это главное.

Основная причина моей прокрастинации заключается в том, что сраный 49252 так и не соизволил замёрзнуть за сутки в морозилке (а я хочу делать всё по протоколу: сказано заморозить на -20, буду морозить на -20), а вовсе не в природном распиздяйстве и желании долбоёбничать. Эх, а так красиво журнал начинался, в стиле Жюля Верна, но один хер скатилась до Оксаны Робски. В лучшем случае, господи прости, Лукьяненко или кто там популярен у молодёжи.

В первой половине дня получала справку для ГИБДД, после чего различные личности резво возложили на меня славные миссии по катанию мамы (собственно, мама) и развозу безлошадных коллег из института (Веранда). Вопрос «кто купит мне машину» остался риторическим. Чудные, милые люди. И это я даже не права получила, а просто документально закрепила собственную негодность к вождению будучи органическим человеком, а не киборгом. Очки надо носить, короче. Подразумевается, что с ними я кажусь умнее и автомобиль признает во мне вожака.

читающая

...

Сие есть отчаянная попытка
вести хоть какое-то подобие журнала…


Е. Фамильская, семь часов пополудни, середина лета двадцатого года

На самом деле было уже почти восемь вечера, но кому нужны эти астрономические точности? Аналитикам, хехе, к коим я себя, естественно, не причисляю. А «семь часов пополудни» звучит достойно.


Из вынужденного диванного ничегонеделания мы выползли уж месяц как, но я ни разу не удосужилась открыть журналы и проявить там своё аффторское годование по теме собственной исключительной работоспособности. И не потому что нет поводов для годования, вовсе даже напротив; но сидеть и монотонно печатать буковки в разных документах, которые находятся в разных папках (!) попросту выше моих сил. Попробую вести дневник здесь.

Если уж и в одном журнале я не способна описывать удивительные и невероятные события, проистекающие со мной в стенах (а может, и вне оных) института, то брошу это неблагодарное дело и уйду в проститутки учителя химии на Быньговском.

Краткие сводки с полей:

· Научилась делать чашки с штаммами и радую этим Веранду;

· Провела масштабный скрининг на репортёрном штамме 500 образцов из Пущино (все говно), после сего трудового подвига болела законным праздношатанием и немножко горлом;

· Вытянула из Лукьяненко (вот уж пейсатель) ужасное, просто омерзительное описание протоколов по выделению и экстракции смысла жизни 49252, две недели прокрастинировала в попытках оформить этот кошмар в нечто удобоваримое. Наконец преуспела и начала сей процесс.

для комментариев

Лытдыбр

По образованию и профессии я химик. Лабу свою я нежно люблю и внимания ей уделяю чуть ли не больше, чем над сериалами и кино; что, ясное дело, является неоспоримым доказательством страсти, верности и прочая.

Однако же природное распиздяйство не позволяет мне вести лабжурнал в исконном понимании этого слова. От бумажных версий я легко перешла на электронный формат, но, когда количество рабочих объектов превысило две с половиной штуки, душа поэта не выдержала переключения между тремя разными папками и отказалась писать вообще что-либо, кроме лытдыбров в духе «сегодня лежала и пила кофий, продумывая мрачные дерзкие планы по захвату мира, работу не работала, дела не делала». 

Решила вернуться к корням, то бишь к филологам, и писать блоговые тексты о бытие своём, ненавязчиво включая туда данные по работе. Возненавижу себя стократно, когда начну компилировать диплом, но лучше так, чем рисовать цифры по памяти.

Все имена и названия вымышлены, НИИ такого не существует, все совпадения случайны.

для комментариев

Вы что, издеваетесь?

Есть хорошее, логичное и приятное обоснование того факта, что я знаю историю Британской империи куда лучше, чем хроники собственной страны. Сериалы! Роскошные британские сериалы! Сезон за день, сто лет за выходные и бесчисленное количество шикарных британских мужиков.

Началось всё с "Короны", которую я проглотила, буквально не отвлекаясь ни на что. Заполировав это дело Колином Фёртом в "Король говорит!", было необходимо что-то смотреть дальше. Выбор был очевиден, хоть и нежелателен. "Виктория".

Collapse )
читающая

О Скарлетт О'Хара замолвите слово

Покаюсь, грешна — люблю почитать восхитительно розовый журнал "Космополитен". Неимоверно радуют меня все эти статеечки о маникюре, платьях и мальчиках-зайчиках. Я теперь даже различаю почти всех Кардашиан; а их, оказывается, целый клан! Но глянец такого плана хорош исключительно в своей нише, и рассуждения на темы сложнее выбора меховых мюль (мюлей?) элементарно противопоказаны.

Я мило улыбалась, читая статью о несуществовании "обратного сексизма", потому что так извратить логику ещё надо уметь. Я недоверчиво хмыкала, узнавая, "откуда берутся одинокие девочки", потому что впервые увидела тётку за дцать с инфантилизмом 99-го левела. Но когда мне начали задвигать про Скарлетт О'Хара a.k.a. ролевая модель, которую общество навязывает молодым женщинам, меня порвало. И даже не потому что я нежно люблю "Унесённые ветром". А потому что ну нельзя быть тупыми такими.

Collapse )
для комментариев

Умение говорить

Около восьми лет я принципиально смотрю кино с оригинальной аудидорожкой — неважно, понимаю ли язык. Помимо русского, в основном, конечно, английский, владение которым оцениваю как "удивительно приличное для человека, который имеет ужасающий акцент". Иногда французский, где знакомые мне слова и фразы встречаются достаточно часто. Гораздо реже в моей подборке встречаются немецкие, итальянские или норвежские фильмы, но с упорством, достойным лучшего применения, я ищу субтитры или же не смотрю фильм вовсе.

Друзья при совместном просмотре вынуждены мириться с моей вредностью, и у всех свои теории такого поведения. Кто-то считает, что учу таким образом язык (очень хороший способ, но не моя история), кто-то — что понтуюсь (немного есть, но не семь же фильмов в неделю исключительно снобизма для). Но всё дело в том, что я просто ненавижу русскую озвучку.

Нет, в самом начале у меня не было мысли: "Отвратительный дубляж, лучше в оригинале," — просто захотелось узнать, как на самом деле звучит засмотренный до дыр фильм. Это потом пришло осознание того, насколько театрально и стерильно переозвучивают кино на русский язык. Без всяких сомнений, я очень люблю русский театр (другого и не знаю), мне импонирует российская система обучения актёрскому ремеслу в вузах в течение нескольких лет в противовес американской, когда актёры зачастую не имеют профильного образования.

Но театр должен оставаться в театре, где всё — и движения, и речь, и эмоции должны быть чуть пере-, чтобы даже галёрка видела, слышала и чувствовала. В крупных планах кино "театральное поведение" кажется наигранным и избыточным. Ещё больший диссонанс возникает, когда театральным голосом озвучивают вчерашнюю бруклинскую секретаршу. Её не поставленный голос и акцент я нахожу куда более естественными, чем идеальную старомосковскую сценическую речь.

Но весь мой снобизм отправляется к чёрту, когда наши актёры что-то говорят от себя или читают на публику! Влюбляясь в актёров в такие моменты, я выпадаю из реальности с желанием замолчать навсегда, чтобы больше никого не отравлять своим непоправимым косноязычием и пугающей дикцией. Моя бабушка-филолог почти так же чарующе рассказывает истории и читает книги, но это какой-то природный дар, наверное.

Когда я была юна и наивна, я была влюблена в Данилу Козловского, но его однотипные роли в амплуа честного и справедливого парня, которые ему, несомненно, идут, всё же надоедают. Но тут, тут!.. Взять и любить.

И рассказ хороший.

для комментариев

Двадцатилетие

Мне не нравится число 20. Она слишком... официозная, да. Слишком большая. Слишком круглая.

Восемнадцать как возраст мне тоже не нравилось, но там хотя бы первая цифра стройная, острая, красивая. Но в целом не нравилось. Хотя год, когда я только справила совершеннолетие, был ничего так. Впрочем, никаких особых изменений во мне тогда не произошло.

Больше всего мне нравится семнадцатилетний возраст, до сих пор иногда хочется сказать, что мне 17 лет. А ведь год был ужасный: напряжение перед поступлением и учёба-учёба-учёба, желание свалить уже из родительской квартиры с нескончаемым ремонтом, постоянные расставания-воссоединения с парнем, который меня не любил.

Девятнадцать, на самом деле, пока что мой самый удачный возраст.

Collapse )

для комментариев

Страна души

Когда в этих ваших интернетах поднялся гвалт на тему ужасов в Абхазии, мы с Дариной сидели на чемоданах с купленными невозвратными билетами и оплаченной съёмной квартирой. Деваться было некуда, выбрасывать 50к второкурсницам было ну очень обидно. Поэтому мы перекрестились и отправились в Гагру.

Море тёплющее! Солнце жарит! Что ещё нужно студенткам?

Collapse )

грустная

Родительский день

На летних каникулах работаю преподом химии в загородном лагере. Детишки развлекаются, извлекая эфирные масла из растений и синтезируя люминофоры, а я развлекаюсь, когда мне приходит зарплата. Ладно, слишком цинично, на самом деле мне нравится работать с детьми, нравится учиться у других преподов (ухх, какие лекции нам задвигают биологи) и учить самой (есть прекрасное видео, как инженеры делают качан). Но я не об этом.

Есть такая штука, как родительский день. В выходной день приезжают мамы-папы и прочие родственники, чтобы пообщаться с чадом, посмотреть, чего же он наделал и как продвинул науку. Я безумно люблю такие дни; и даже не потому что у меня в этот день собственно отдых! А потому что мой внутренний вуайерист абсолютно счастлив от такого количества чужих жизней, куда можно совершенно беспрепятственно подглядывать.

Collapse )